Home » Немецкие танки » Средний танк PzKpfw IV

Средний танк PzKpfw IV

История создания.

Уже в начале 30-х годов в Германии была выработана доктрина строительства танковых войск, сложились взгляды и на тактическое использование различных типов танков. И если легкие машины (PzKpfw I и PzKpfw II) рассматривались преимущественно как учебно-боевые, то их более тяжелые «собратья» — PzKpfw III и Pz.lV — как полноценные боевые танки. При этом PzKpfw III должен был выполнять функции среднего танка, а Pz.lV — танка поддержки.

Проект последнего разрабатывался в рамках требований к машине 18-тонного класса, предназначенной для командиров танковых батальонов. Отсюда и его первоначальное название Bataillonsfuh-rerwagen — BW. По своей конструкции он был очень близок к танку ZW — будущему PzKpfw III, но, имея почти одинаковые с ним габаритные размеры, BW отличался более широким корпусом и большим диаметром башенного погона, что изначально заложило определенный резерв для его модернизации. Новый танк предполагалось вооружить крупнокалиберным орудием и двумя пулеметами. Компоновка закладывалась классическая — однобашенная, с традиционным для немецкого танкостроения передним расположением трансмиссии. Забронированный объем обеспечивал нормальную работу экипажа из 5 человек и размещение снаряжения.

Проектированием BW занимались фирмы Rheinmetall-Borsig AG в Дюссельдорфе и Friedrich Krupp AG в Эссене. Свои проекты, впрочем, представили и фирмы Daimler-Benz и MAN. Интересно отметить, что все варианты, за исключением рейнметалловского, имели ходовую часть с шахматным расположением опорных катков большого диаметра, разработанную инженером Е.Книпкампом. Единственный же построенный в металле прототип — VK 2001(Rh) — был оснащен ходовой частью, почти полностью заимствованной у тяжелого многобашенного танка Nb.Fz., несколько образцов которого изготовили в 1934 — 1935 годах. Этой конструкции ходовой части и отдали предпочтение. Заказ на производство танка 7,5-cm Geschutz-Panzerwagen (Vs.Kfz.618) — «бронированная машина с 75-мм пушкой (экспериментальный образец 618)» — в 1935 году получила фирма Krupp. В апреле 1936 года название было изменено на Panzerkampfwagen IV (сокращенно Pz.Kpfw.lV, часто встречается Panzer IV, и совсем краткое — Pz.lV). По сквозной системе обозначений подвижных средств вермахта танк имел индекс Sd.Kfz.161.

Несколько машин нулевой серии были изготовлены в цехах крупповского завода в Эссене, но уже в октябре 1937 года производство перенесли на завод Krupp-Gruson AG в Магдебурге, где начался выпуск боевых машин модификации А.

Описание конструкции.

 

Компоновка танка — классическая, с передним расположением трансмиссии.

Отделение управления находилось в передней части боевой машины. В нем размещались главный фрикцион, коробка передач, механизм поворота, органы управления, контрольные приборы, курсовой пулемет (за исключением модификаций В и С), радиостанция и рабочие места двух членов экипажа — механика-водителя и стрелка-радиста.

Боевое отделение располагалось в средней части танка. Здесь находились (в башне) пушка и пулемет, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы вертикальной и горизонтальной наводки и сиденья командира танка, наводчика и заряжающего. Боекомплект размещался частично в башне, частично в корпусе.

В моторном отделении, в кормовой части танка, находились двигатель и все его системы, а также вспомогательный двигатель механизма поворота башни.

КОРПУС танка сваривался из катаных броневых листов с поверхностной цементацией, в основном расположенных под прямыми углами по отношению друг к другу.

В передней части крыши подбашенной коробки имелись люки-лазы механика-водителя и стрелка-радиста, которые закрывались прямоугольными крышками, откидывающимися на петлях. У модификации А крышки-двустворчатые, у остальных — одностворчатые. В каждой крышке был предусмотрен лючок для запуска сигнальных ракет (за исключением вариантов Н и J).

В лобовом листе корпуса слева находился смотровой прибор механика-водителя, который включал в себя стеклоблок триплекс, закрываемый массивной броневой сдвижной или откидной заслонкой Sehklappe 30 или 50 (в зависимости от толщины лобовой брони), и бинокулярный перископический прибор наблюдения KFF 2 (у Ausf.A — KFF 1). Последний при отсутствии в нем надобности сдвигался вправо, и механик-водитель мог вести наблюдение через стеклоблок. У модификаций В, С, D, Н и J перископический прибор отсутствовал.

По бортам отделения управления, слева от механика-водителя и справа от стрелка-радиста, имелись смотровые приборы триплекс, закрываемые откидными бронекрышками.

Между кормовой частью корпуса и боевым отделением находилась перегородка. В крыше моторного отделения имелись два люка, закрытых откидными крышками. Начиная с Ausf.F1 крышки оборудовались жалюзи. В обратном скосе левого борта было окно воздухопритока к радиатору, а в обратном скосе правого борта — окно воздухооттока от вентиляторов.

БАШНЯ — сварная, шестигранная, установлена на шариковой опоре на подбашенном листе корпуса. В ее передней части в маске располагались пушка, спаренный пулемет и прицел. Слева и справа от маски имелись лючки для наблюдения со стеклами триплекс. Лючки закрывались наружными броневыми заслонками изнутри башни. Начиная с модификации G, лючок справа от пушки отсутствовал.

Башня приводилась во вращение электромеханическим поворотным механизмом с максимальной скоростью 14 град/с. Полный оборот башни осуществлялся за 26 с. Маховики ручного привода башни располагались у рабочих мест наводчика и заряжающего.

В задней части крыши башни находилась командирская башенка с пятью смотровыми щелями со стеклами триплекс. Снаружи смотровые щели закрывались раздвижными броневыми заслонками, а люк в крыше башенки, предназначенный для входа и выхода командира танка, — двустворчатой крышкой (позже — одностворчатой). В башенке имелось устройство циферблатно-часового типа для определения места цели. Второе такое же устройство было в распоряжении наводчика и, получив приказ, он мог быстро развернуть башню на цель. У места механика-водителя размещался индикатор положения башни с двумя лампочками (кроме танков Ausf.J), благодаря которому он знал, в каком положении находятся башня и пушка (это особенно важно при движении по лесистой местности и населенным пунктам).

Для посадки и высадки членов экипажа в бортах башни имелись люки с одностворчатыми и двустворчатыми (начиная с варианта F1) крышками. В крышках люков и бортах башни устанавливались смотровые приборы. Кормовой лист башни был оборудован двумя лючками для стрельбы из личного оружия. На части машин модификаций Н и J, в связи с установкой экранов, смотровые приборы и лючки отсутствовали.

ВООРУЖЕНИЕ. Основное вооружение танков модификаций А — F1 — пушка 7,5 cm KwK 37 калибра 75 мм фирмы Rheinmetall-Borsig. Длина ствола пушки — 24 калибра (1765,3 мм). Масса пушки — 490 кг. Вертикальная наводка — в пределах от — 10° до +20°. Пушка имела вертикальный клиновой затвор и электроспуск. В ее боекомплект входили выстрелы с дымовыми (масса 6,21 кг, начальная скорость 455 м/с), осколочно-фугасными (5,73 кг, 450 м/с), бронебойными (6,8 кг, 385 м/с) и кумулятивными (4,44 кг, 450…485 м/с) снарядами.

Танки Ausf.F2 и часть танков Ausf.G вооружались пушкой 7,5 cm KwK 40 с длиной ствола 43 калибра (3473 мм), имевшей массу 670 кг. Часть танков Ausf.G и машины Ausf.H и J оснащались пушкой 7,5 cm KwK 40 с длиной ствола 48 калибров (3855 мм) и массой 750 кг. Вертикальная наводка -8°…+20°. Предельная длина отката — 520 мм. На марше пушка фиксировалась на угле возвышения +16°.

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемет MG 34. Курсовой пулемет размещался в лобовом листе подбашенной коробки в шаровой установке (кроме модификаций В и С). На командирской башенке позднего типа на специальном устройстве Fliegerbeschutzgerat 41 или 42 можно было установить зенитный пулемет MG 34.

Танки Pz.lV первоначально оборудовали монокулярным телескопическим прицелом TZF 5b, а начиная с Ausf.E-TZF 5f или TZF 5f/1. Эти прицелы имели 2,5-кратное увеличение. Курсовой пулемет MG 34 оснащался 1,8-кратным телескопическим прицелом KZF 2.

Боекомплект пушки в зависимости от модификации танка колебался от 80 до 122 выстрелов. У командирских танков и машин передовых артиллерийских наблюдателей он составлял 64 выстрела. Боекомплект пулеметов — 2700…3150 патронов.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке устанавливались двигатели Maybach HL 108TR, HL 120TR и HL 120TRM, 12-цилиндровые, V-образные (развал цилиндров — 60°), карбюраторные, четырехтактные, мощностью 250 л.с. (HL 108) и 300 e.c. (HL 120) при 3000 об/мин. Диаметры цилиндров 100 и 105 мм. Ход поршня 115 мм. Степень сжатия 6,5. Рабочий объем 10 838 см3 и 11 867 см3. Следует подчеркнуть, что оба двигателя были аналогичной конструкции.

Топливо-этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость трех бензобаков 420 л (140+110+170). Танки Ausf.J имели четвертый топливный бак емкостью 189 л. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе — 330 л, по бездорожью — 500 л. Подача топлива принудительная, с помощью двух топливных насосов Solex. Карбюраторов — два, марки Solex 40 JFF II.

Система охлаждения — жидкостная, с одним радиатором, расположенным наклонно с левой стороны двигателя. С правой стороны двигателя находились два вентилятора.

С правой стороны от двигателя был установлен двигатель DKW PZW 600 (Ausf.A — Е) или ZW 500 (Ausf.E — Н) механизма поворота башни мощностью 11 л.с. и рабочим объемом 585 см3. Топливом служила смесь бензина и масла, емкость топливного бака — 18 л.

Трансмиссия состояла из карданной передачи, трехдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач, планетарного механизма поворота, бортовых передач и тормозов.

Пятискоростная коробка передач Zahnradfabrik SFG75 (Ausf.A) и шестискоростные SSG76 (Ausf.B — G) и SSG77(Ausf.H и J) — трехвальные, с соосным расположением ведущего и ведомого валов, с пружинными дисковыми синхронизаторами.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка применительно к одному борту состояла из восьми сдвоенных обрезиненных опорных катков диаметром 470 мм, сблокированных попарно в четыре балансирные тележки, подвешенные на четвертьэллиптических листовых рессорах; четырех (у части Ausf.J — трех) сдвоенных обрезиненных (кроме Ausf.J и части Ausf.H) поддерживающих катков.

Ведущие колеса переднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 20 зубьев каждый. Зацепление цевочное.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 101 (начиная с варианта F1 — 99) одногребневого трака каждая. Ширина гусеницы 360 мм (до варианта Е), а затем — 400 мм.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12В. Источники: генератор Bosch GTLN 600/12-1500 мощностью 0,6 кВт (у Ausf.A — два генератора Bosch GQL300/12 мощностью по 300 кВт каждый), четыре аккумулятора Bosch емкостью 105 Ач. Потребители: электростартер Bosch BPD 4/24 мощностью 2,9 кВт (у Ausf.A-два стартера), система зажигания, башенный вентилятор, контрольные приборы, подсветка прицелов, приборы звуковой и световой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, звуковой сигнал, спуски пушки и пулеметов.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. Все танки Pz.lV оснащались радиостанцией Fu 5, с дальностью действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом.

Боевое применение.

Первые три танка Panzer IV поступили в вермахт в январе 1938 года. Общий заказ на боевые машины этого типа включал 709 единиц. План же на 1938 год предусматривал поставку 116 танков, и фирма Krupp-Gruson почти выполнила его, передав войскам 113 машин. Первыми «боевыми» операциями с участием Pz.lV стали аншлюс Австрии и захват Судетской области Чехословакии в 1938 году. В марте 1939 года они прошли по улицам Праги.

 

Польша.

Накануне вторжения в Польшу 1 сентября 1939 года в вермахте насчитывалось 211 танков Pz.lV модификаций А, В и С. По действовавшему тогда штату в танковой дивизии должны были состоять 24 танка Pz.lV, по 12 машин в каждом полку. Однако до полного штата были укомплектованы лишь 1-й и 2-й танковые полки 1-й танковой дивизии (1. Panzer Division). Полный штат имел и Учебный танковый батальон (Panzer Lehr Abteilung), приданный 3-й танковой дивизии. В остальных соединениях числилось лишь по нескольку Pz.lV, которые по вооружению и броневой защите превосходили все типы противостоящих им польских танков. Однако 37-мм танковые и противотанковые пушки поляков представляли для немцев серьезную опасность. Например, во время боя у Гловачува польские 7ТР подбили два Pz.lV. Всего же за время польского похода немцы потеряли 76 танков этого типа, из них 19 безвозвратно.

Франция.

К началу французской кампании — 10 мая 1940 года — панцерваффе располагали уже 290 Pz.lV и 20 мостоукладчиками на их базе. В основном они были сконцентрированы в дивизиях, действовавших на направлениях главных ударов. В 7-й танковой дивизии генерала Роммеля, например, насчитывалось 36 Pz.lV. Их равноценными противниками были средние французские танки Somua S35 и английские «Матильда II». Не без шанса на победу могли вступать в бой с Pz.lV и французские В Ibis и 02. В ходе боев французам и англичанам удалось подбить 97 танков Pz.lV. Безвозвратные же потери немцев составили всего 30 боевых машин этого типа.

В 1940 году удельный вес танков Pz.lV в танковых соединениях вермахта несколько возрос. С одной стороны, благодаря росту производства, а с другой — из-за уменьшения количества танков в дивизии до 258 единиц. При этом большинство из них по-прежнему составляли легкие Pz.l и Pz.ll.

Балканы.

Во время скоротечной операции на Балканах весной 1941 года Pz.lV, участвовавшие в боях с югославскими, греческими и английскими войсками, потерь не понесли. Планировалось использовать Pz.lV и в операции по захвату Крита, но там обошлись силами парашютистов.

Африка.

В Северной Африке немцы столкнулись с ситуацией, где короткая пушка Pz.lV оказалась бессильной перед мощно бронированными «матильдами». Первые «четверки» выгрузили в Триполи 11 марта 1941 года, и было их совсем не много, что хорошо видно на примере 2-го батальона 5-го танкового полка 5-й легкой дивизии. По состоянию на 30 апреля 1941 года, в батальон входили 9 Pz.l, 26 Pz.ll, 36 Pz.lll и только 8 Pz.lV (в основном машины модификаций D и Е). Вместе с 5-й легкой в Африке воевала 15-я танковая дивизия вермахта, располагавшая 24 Pz.lV. Наибольшего успеха эти танки достигали в борьбе с британскими крейсерскими танками А.9 и А. 10 — подвижными, но легкобронированными. Главным же средством борьбы с «матильдами» стали 88-мм зенитные пушки, а основным немецким танком на этом театре в 1941 году был Pz.lll. Что касается Pz.lV, то в ноябре их в Африке осталось всего 35 штук: 20 — в 15-й танковой дивизии и 15-в 21-й (преобразована из 5-й легкой).

Невысокого мнения о боевых качествах Pz.lV придерживались тогда и сами немцы. Вот что пишет по этому поводу в своих воспоминаниях генерал-майор фон Меллентин (в 1941 году в звании майора он служил в штабе Роммеля):

«Танк T-IV завоевал у англичан репутацию грозного противника главным образом потому, что был вооружен 75-мм пушкой. Однако эта пушка имела низкую начальную скорость снаряда и слабую пробивную способность, и, хотя мы и использовали T-IV в танковых боях, они приносили гораздо большую пользу как средство огневой поддержки пехоты».

Более существенную роль на всех театрах военных действий Pz.lV стал играть только после приобретения «длинной руки» — 75-мм пушки KwK 40.

Первые машины модификации F2 доставили в Северную Африку летом 1942 года. В конце июля Африканский корпус Роммеля располагал всего 13 танками Pz.lV, из которых 9 были F2. В английских документах того периода они именовались Panzer IV Special. Накануне наступления, которое Роммель намечал на конец августа, в вверенных ему немецких и итальянских частях насчитывалось около 450 танков: в их числе 27 Pz.lV Ausf.F2 и 74 Pz.lll с длинноствольными 50-мм пушками. Только эта техника представляла опасность для американских танков «Грант» и «Шерман», количество которых в войсках 8-й английской армии генерала Монтгомери накануне сражения у Эль-Аламейна достигало 40%. В ходе этого во всех отношениях переломного для Африканской кампании сражения немцы потеряли почти все танки. Частично восполнить потери им удалось к зиме 1943 года, после отхода в Тунис.

Несмотря на очевидность поражения, немцы приступили к реорганизации своих сил в Африке. 9 декабря 1942 года в Тунисе была сформирована 5-я танковая армия, в которую вошли пополненные 15-я и 21-я танковые дивизии, а также переброшенная из Франции 10-я танковая дивизия, имевшая на вооружении танки Pz.lV Ausf.G. Сюда же прибыли и «тигры» 501-го тяжелого танкового батальона, которые вместе с «четверками» 10-й танковой участвовали в разгроме американских войск у Кассерина 14 февраля 1943 года. Однако это была последняя удачная операция немцев на Африканском континенте — уже 23 февраля они были вынуждены перейти к обороне, их силы быстро таяли. На 1 мая 1943 года в войсках Роммеля имелось только 58 танков — из них 17 Pz.lV. 12 мая немецкая армия в Северной Африке капитулировала.

СССР

К началу операции «Барбаросса» из 3582 боеготовых германских танков 439 были Pz.lV. Следует подчеркнуть, что по принятой тогда в вермахте классификации танков по калибру орудия эти машины относились к классу тяжелых. С нашей стороны современным тяжелым танком был KB — в войсках их насчитывалось 504 единицы. Помимо численного, советский тяжелый танк имел абсолютное превосходство и по боевым качествам. Преимуществом перед немецкой машиной обладал и средний Т-34. Пробивали броню Pz.lV и 45-мм пушки легких танков Т-26 и БТ. Короткоствольная же немецкая танковая пушка могла эффективно бороться только с последними. Все это не замедлило сказаться на боевых потерях: в течение 1941 года на Восточном фронте было уничтожено 348 Pz.lV.

На Восточном фронте Pz.lV Ausf.F2 также появились летом 1942 года и приняли участие в наступлении на Сталинград и Северный Кавказ. После прекращения в 1943 году производства Pz.lll «четверка» постепенно становится основным немецким танком на всех театрах боевых действий. Впрочем, в связи с началом выпуска «Пантеры» планировалось прекратить производство и Pz.lV, однако, благодаря жесткой позиции генерального инспектора панцерваффе генерала Г.Гудериана, этого не произошло. Дальнейшие события показали, что он был прав…

Наличие танков в немецких танковых и моторизованных дивизиях накануне операции «Цитадель»

Дивизия Pz.II Pz.lll Pz.lV Pz.VI
2.Pz-Division 12 40 60
З.Рz-Division 7 59 23
4.Pz-Division 15 80
5.Pz-Division 17 76
6.Pz-Division 13 52 32
7.Pz-Division 12 55 38
8.Pz-Division 14 59 22
9.Pz-Division 1 38 38
11.Pz-Division 8 62 26
12.Pz-Division 6 36 37
13.Pz-Division 5 14 50
17.Pz-Division 4 29 32
18.Pz-Division 5 30 34
19.Pz-Division 2 38 38
20.Pz-Division 17 49
23.Pz-Division 1 27 30
16.Pz.Gren-Division 4 37 11
Pz.Gren-Division “Gropdeutschland” 4 23 68 15
SS Pz.Gren-Division “Leibstandarte SSAdolf Hitler” 4 13 67 13
SS Pz.Gren-Division “Das Reich” 1 62 33 14
SS Pz.Gren-Division “Totenkopf” 63 52 15
SS Pz.Gren-Division “Wiking” 4 23 17
Всего 107 809 913 57

К лету 1943 года в штат немецкой танковой дивизии входил танковый полк двухбатальонного состава. В первом батальоне две роты вооружались Pz.lV, а одна — Pz.lll. Во втором только одна рота имела на вооружении Pz.lV. В целом, дивизия располагала 51 Pz.lV и 66 Pz.lll в боевых батальонах. Однако, судя по имеющимся данным, число боевых машин в тех или иных танковых дивизиях подчас сильно отличалось от штата.

В перечисленных в таблице соединениях, которые составляли 70% танковых и 30% моторизованных дивизий вермахта и войск СС, кроме того, состояли на вооружении 119 командирских и 41 огнеметный танк различных типов. В моторизованной дивизии «Дас Райх» имелось 25 танков Т-34, в трех тяжелых танковых батальонах — 90 «тигров» и «Пантер-бригаде» — 200 «пантер». Таким образом, «четверки» составляли почти 60% всех немецких танков, задействованных в операции «Цитадель». В основном это были боевые машины модификаций G и Н, оборудованные броневыми экранами (Schurzen), которые изменяли внешний вид Pz.lV до неузнаваемости. Видимо, по этой причине, а также из-за длинноствольной пушки в советских документах их часто именовали «Тигр тип 4».

Курск.

Совершенно очевидно, что не «тигры» с «пантерами», а именно Pz.lV и отчасти Pz.lll составляли большинство в танковых частях вермахта в ходе операции «Цитадель». Это утверждение можно хорошо проиллюстрировать на примере 48-го немецкого танкового корпуса. В его состав входили 3-я и 11-я танковые дивизии и моторизованная дивизия «Великая Германия» (Grobdeutschland). В общей сложности в корпусе насчитывалось 144 Pz.lll, 117 Pz.lV и только 15 «тигров». 48-й танковый наносил удар на Обояньском направлении в полосе нашей 6-й гвардейской армии и к исходу 5 июля сумел вклиниться в ее оборону. В ночь на 6 июля советским командованием было принято решение об усилении 6-й гв. А двумя корпусами 1-й танковой армии генерала Катукова — 6-м танковым и 3-м механизированным. В последующие двое суток основной удар 48-го танкового корпуса немцев пришелся по нашему 3-му механизированному корпусу. Судя по воспоминаниям М.Е.Катукова и Ф.В. фон Меллентина, бывшего тогда начальником штаба 48-го корпуса, бои носили крайне ожесточенный характер. Вот что пишет по этому поводу немецкий генерал.

«7 июля, на четвертый день операции «Цитадель», мы наконец добились некоторого успеха. Дивизия «Великая Германия» сумела прорваться по обе стороны хутора Сырцев, и русские отошли к Гремучему и деревне Сырцево. Откатывающиеся массы противника попали под обстрел немецкой артиллерии и понесли очень тяжелые потери. Наши танки, наращивая удар, начали продвигаться на северо-запад, но в тот же день были остановлены сильным огнем под Сырцево, а затем контратакованы русскими танками. Зато на правом фланге мы, казалось, вот-вот одержим крупную победу: было получено сообщение, что гренадерский полк дивизии «Великая Германия» достиг населенного пункта Верхопенье. На правом фланге этой дивизии была создана боевая группа для развития достигнутого успеха.

8 июля боевая группа в составе разведотряда и дивизиона штурмовых орудий дивизии «Великая Германия» вышла на большак (шоссе Белгород — Обоянь — Прим.авт.) и достигла высоты 260,8; затем эта группа повернула на запад, с тем чтобы оказать поддержку танковому полку дивизии и мотострелковому полку, которые обошли Верхопенье с востока. Однако село все еще удерживалось значительными силами противника, поэтому мотострелковый полк атаковал его с юга. На высоте 243,0 севернее села находились русские танки, имевшие прекрасный обзор и обстрел, и перед этой высотой атака танков и мотопехоты захлебнулась. Казалось, повсюду находятся русские танки, наносящие непрерывные удары по передовым частям дивизии «Великая Германия».

За день боевая группа, действовавшая на правом фланге этой дивизии, отбила семь танковых контратак русских и уничтожила двадцать один танк Т-34. Командир 48-го танкового корпуса приказал дивизии «Великая Германия» наступать в западном направлении, с тем чтобы оказать помощь 3-й танковой дивизии, на левом фланге которой создалась очень тяжелая обстановка. Ни высота 243,0, ни западная окраина Верхопенья в этот день не были взяты — больше не оставалось никаких сомнений в том, что наступательный порыв немецких войск иссяк, наступление провалилось».

А вот как выглядят эти события в описании М.Е.Катукова: «Едва забрезжил рассвет (7 июля — Прим.авт.), как противник снова предпринял попытку прорваться на Обоянь. Главный удар он наносил по позициям 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов. А.Л.Гетман (командир б тк — Прим.авт.) сообщил, что на его участке противник активности не проявляет. Но зато позвонивший мне С.М.Кривошеий (командир 3 мк- Прим.авт.) не скрывал тревоги:

— Что-то невероятное, товарищ командующий! Противник сегодня бросил на наш участок до семисот танков и самоходок. Только против первой и третьей механизированных бригад наступает двести танков.

С такими цифрами нам еще не приходилось иметь дела. Впоследствии выяснилось, что в этот день гитлеровское командование бросило против 3-го механизированного корпуса весь 48-й танковый корпус и танковую дивизию СС «Адольф Гитлер». Сосредоточив столь огромные силы на узком, 10-километровом участке, немецкое командование рассчитывало, что ему удастся мощным танковым тараном пробить нашу оборону.

Каждая танковая бригада, каждое подразделение приумножили свой боевой счет на Курской дуге. Так, 49-я танковая бригада только за первые сутки боев, взаимодействуя на первой оборонительной полосе с частями 6-й армии, уничтожила 65 танков, в том числе 10 «тигров», 5 бронетранспортеров, 10 орудий, 2 самоходные пушки, 6 автомашин и более 1000 солдат и офицеров.

Прорвать нашу оборону противнику так и не удалось. Он лишь потеснил 3-й механизированный корпус на 5 — 6 километров».

Будет справедливым признать, что для обоих приведенных отрывков характерна определенная тенденциозность в освещении событий. Из воспоминаний советского военачальника следует, что наша 49-я танковая бригада за один день подбила 10 «тигров», а ведь у немцев в 48-м танковом корпусе их было всего 15! С учетом 13 «тигров» моторизованной дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», также наступавшей в полосе 3-го мехкорпуса, получается только 28! Если же попытаться сложить все «тигры», «уничтоженные» на страницах мемуаров Катукова, посвященных Курской дуге, то получится намного больше. Впрочем, дело тут, по-видимому, не только в желании различных частей и подразделений записать на свой боевой счет побольше «тигров», но и в том, что в горячке боя за настоящие «тигры» принимали «тигры типа 4» — средние танки Pz.lV.

По немецким данным, в течение июля и августа 1943 года было потеряно 570 «четверок». Для сравнения, за это же время «тигров» было потеряно 73 единицы, что свидетельствует как об устойчивости того или иного танка на поле боя, так и об интенсивности их использования. Всего же в 1943 году потери составили 2402 единицы Pz.lV, из которых только 161 машину удалось отремонтировать и вернуть в строй.

В 1944 году организация немецкой танковой дивизии претерпела существенные изменения. Первый батальон танкового полка получил танки Pz.V «Пантера», второй был укомплектован Pz.lV. На самом же деле «пантеры» поступили на вооружение не всех танковых дивизий вермахта. В ряде соединений оба батальона имели только Pz.lV

6 июня 1944г.

Так, скажем, обстояло дело в 21-й танковой дивизии, дислоцировавшейся во Франции. Вскоре после получения утром 6 июня 1944 года сообщения о начале высадки союзных войск в Нормандии дивизия, в строю которой находились 127 танков Pz.lV и 40 штурмовых орудий, начала движение на север, спеша нанести удар по противнику. Этому продвижению помешал захват англичанами единственного моста через р.Орн севернее Кана. Было уже около 16.30, когда немецкие войска подготовились к первой с момента вторжения союзников крупной танковой контратаке против 3-й английской дивизии, высадившейся в ходе операции «Оверлорд».

С плацдарма английских войск докладывали, что на их позиции движется сразу несколько танковых колонн противника. Натолкнувшись на организованную и плотную стену огня, немцы начали откатываться к западу. В районе высоты 61 они встретились с батальоном 27-й английской бронетанковой бригады, имевшим на вооружении танки «Шерман Файерфлай» с 17-фунтовыми пушками. Для немцев эта встреча оказалась катастрофической: за несколько минут было уничтожено 13 боевых машин. Только небольшому числу танков и мотопехоты 21-й дивизии удалось продвинуться к уцелевшим в районе Лион-сюр-Мер опорным пунктам 716-й немецкой пехотной дивизии. В этот момент началась высадка десанта 6-й английской воздушно-десантной дивизии посадочным способом на 250 планерах в районе у Сент-Обена возле моста через Орн. Оправдывая себя тем, что высадка английского десанта создавала угрозу окружения, 21-я дивизия отошла к высотам, расположенным на подступах к Кану. К ночи вокруг города было создано мощное оборонительное кольцо, усиленное 24 88-мм орудиями. В течение дня 21-я танковая дивизия потеряла 70 танков и ее наступательный потенциал был исчерпан. Не смогла повлиять на ситуацию и подошедшая чуть позже 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» (Hitlerjugend), укомплектованная наполовину «пантерами», наполовину Pz.lV.

Летом 1944 года немецкие войска терпели поражение за поражением как на Западе, так и на Востоке. Соответствующими были и потери: только за два месяца — август и сентябрь — было подбито 1139 танков Pz.lV. Тем не менее, число их в войсках продолжало оставаться значительным

Ардены.

Последними крупными операциями немецких войск с участием Pz.lV стали контрнаступление в Арденнах в декабре 1944 года и контрудар 6-й танковой армии СС в районе озера Балатон в январе-марте 1945-го, закончившиеся неудачей. Только в течение января 1945 года было подбито 287 Pz.lV, из них удалось восстановить и вернуть в строй 53 боевых машины.

Немецкая статистика последнего года войны заканчивается 28 апреля и дает суммарные сведения по танку Pz.lV и истребителю танков Jagdpanzer IV. На этот день в войсках их имелось: на Востоке — 254, на Западе — 11, в Италии- 119. Причем речь здесь идет только о боеготовых машинах. Что касается танковых дивизий, то число «четверок» в них было различным: в элитной Учебной танковой дивизии (Panzer-Lehrdivision), воевавшей на Западном фронте, оставалось только 11 Pz.lV; 26-я танковая дивизия в Северной Италии располагала 87 машинами этого типа; более или менее боеспособной оставалась 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг» (Frundsberg) на Восточном фронте — в ней, помимо прочих танков, имелось 30 Pz.lV. «Четверки» принимали участие в боевых действиях до последних дней войны, в том числе в уличных боях в Берлине. На территории Чехословакии бои с участием танков этого типа продолжались вплоть до 12 мая 1945 года. Согласно немецким данным, за время с начала Второй мировой войны по 10 апреля 1945 года безвозвратные потери танков Pz.lV составили 7636 единиц.

 

Под другим флагом.

Pz.lV в значительно больших количествах, чем другие немецкие танки, поставлялся на экспорт. Судя по немецкой статистике, к союзникам Германии, а также в Турцию и Испанию поступило в 1942 — 1944 годах 490 боевых машин.

Первой Pz.lV получила наиболее верная союзница гитлеровской Германии-Венгрия. В мае 1942 года туда прибыли 22 танка Ausf.F1, в сентябре- 10 F2. Наиболее крупная партия была доставлена осенью 1944-весной 1945-го; по разным данным, от 42 до 72 машин модификации Н и J. Расхождение получилось потому, что в некоторых источниках подвергается сомнению факт поставки танков в 1945 году.

В октябре 1942-го первые 11 Pz.lV Ausf.G поступили в Румынию. В дальнейшем, в 1943- 1944 годах румыны получили еще 131 танк этого типа. Они использовались в боевых действиях как против Красной Армии, так и против вермахта, после перехода Румынии на сторону антигитлеровской коалиции.

Партия из 97 танков Ausf.G и Н в период с сентября 1943 по февраль 1944 года была отправлена в Болгарию. С сентября 1944-го они принимали активное участие в боях с немецкими войсками, являясь главной ударной силой единственной болгарской танковой бригады. В 1950 году в болгарской армии еще числилось 11 боевых машин этого типа.

В 1943 году несколько танков Ausf.F1 и G получила Хорватия; в 1944-м 14 Ausf.J — Финляндия, где их использовали до начала 60-х годов. При этом штатные пулеметы MG 34 с танков были сняты, а вместо них установлены советские ДТ.

Таким образом, с учетом танков, поставленных Германией в другие страны, и ориентировочных потерь за не попавший в статистическую отчетность последний месяц войны в руках победителей оказалось около 400 танков Pz.lV, что вполне вероятно. Разумеется, Красная Армия и наши западные союзники захватывали эти боевые машины и раньше, активно использовав их в боях против немцев.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.