Home » Советские Танки » Тяжелый танк Ис-1/2

Тяжелый танк Ис-1/2

История создания:

Ознакомление высшего советского руководства с трофейным танком Pz.Kpfw.VI Ausf.A “Tiger”, захваченного в конце 1942 г. на Ленинградском фронте, оставило у них тяжелое впечатление. С мощным лобовым бронированием “тигра” не могла справиться ни одна танковая пушка, да и бортовую броню советские 76,2-мм орудия пробивали с большим трудом на предельно близких дистанциях. Положение могли исправить 90-мм или 107-мм пушки, испытания которых проводились на опытных танках серии КВ в 1941 г., но тогда от их дальнейшего развития отказались, сославшись на острую необходимость снабжения армии уже имеющимися артсистемами. Снова о них вспомнили только в феврале 1943 г., когда немцы массированно применили “тигры” на Тихвинском фронте.

1 марта 1943 г. Сталин отправил телефонограмму в ЦАКБ главному конструктору В.Грабину, выразив искреннюю заинтересованность в возобновлении производства 107-мм орудий. Грабин ответил, что их выпуск можно будет наладить на заводе №92 в течении ближайших 15-20 дней, однако главная проблема заключалась не в этом. С 1942 г. для орудий такого калибра был полностью прекращен выпуск боеприпасов. Имевшийся на складах небольшой резерв 107-мм снарядов представлял собой морские гранаты дореволюционного выпуска, которые нельзя было использовать для борьбы с танками. В это время полным ходом шли испытания танков ИС (пятикатковые “объект 233” и “объект 234”), которые показали вполне обнадеживающие результаты. Не успели они пройти полный испытательный цикл, как 15 апреля 1943 г. вышло постановление ГКО №3187сс, обязующее Наркомат вооружений создать новые типы танков и самоходных установок, вооруженных мощным орудием способным противодействовать немецким тяжелым танкам. Предусматривалось, что при калибре 85-мм пушка (ЗИС-25) должна будет пробивать броню толщиной 120 мм на дистанции 600 метров, а 107-мм пушка (ЗИС-26) – на дистанции 1000-1200 метров.

Задание на разработку таких машин “спустили” ЧКЗ, где решили совместить наработки по тяжелым танкам КВ и ИС. Собственно, первоначальной идеей было создание так называемого “танка-прорыва” – аналога КВ-1 и КВ-2 предвоенного выпуска, прекрасно зарекомендовавших себя в боях начального периода войны, но в процессе проектировали добавились новые “нюансы”, постепенно превративших ИС в машину завоевания превосходства на поле боя. В конструкции нового танка решили вернуться к более привычной шестикатковой ходовой части, литой корпус в основном перешел от опытного ИС, а башня с новым орудием была спроектирована заново. Для воплощения в металле выбрали два проекта, названные ИС образец №3 (ИС-3, с 85-мм орудием) и ИС образец №4 (ИС-4, со 107-мм орудием). Обе машины спешили сдать к лету 1943 г., но тут выяснилось, что 107-мм боеприпас с новой гильзой достаточно дорог в производстве и требует переналадки заводских мощностей. В итоге от орудия такого калибра окончательно отказались и все силы сосредоточили на 85-м артиллерийских системах.

Очередное заседание ГОКО, проведенное 5 мая 1943 г., привело к выпуску постановления №3289сс. Теперь, вместо развертывания выпуска орудий, спроектированных ещё в 1941 г., предстояло спроектировать новое орудие с баллистическими характеристиками 85-мм пушки образца 1939 г. Однако конструкторы, на этот раз, опередили ход событий. Работа над подобной артсистемой была начата ещё в феврале 1943 г., когда ЦАКБ передало заводу №9 рабочие чертежи для постройки двух образцов 85-мм “самоходной” пушки С-18. Завод в срок не справился, а когда орудие всё же было готово выяснилось, что оно изготовлено с нарушениями технологического процесса и в предъявленном виде не может быть отправлено на испытания. Таким образом, не только проект ИС-4, но теперь и ИС-3 оказались без вооружения. Завязавшаяся “бумажная перестрелка” между ЦАКБ и заводом №9 закончилась тем, что на танк установили некондиционный образец пушки. В некоторой мере положение исправило появление пушки С-31, также разработанное ЦАКБ на основе ЗИС-5, и предназначенное для установки на танк КВ-1с. Кроме того, была предъявлена пушка завода №9, представлявшая собой модифицированный вариант орудия У-12, спроектированное конструктором Уралмашзавода В.Сидоренко еще в конце 1941 г. В соответствии с приказом НКТП № 261 сс от 8 мая 1943 г. предписывалось провести совместные испытания эталонных образцов танков ИС, оснащенными орудиями С-18 и С-31, а также рассмотреть возможность перевооружения этими пушками серийных танков КВ-1с.

Задание было выполнено, но с некоторыми отклонениями. Прототип №1 получил пушку Д-5Т-85 конструкции завода №9, а второй прототип – пушку С-31, доработанную по итогам опробований макета С-18 на ИС-3. Параллельно на двух серийных танках КВ-1с была проведена аналогична работа, с той лишь разницей, что Д-5Т-85 устанавливалась в башне от опытного ИС, а С-31 монтировалась в штатной башне. Из этих четырех машин была выбрана только одна – ИС с пушкой Д-5Т-85, как наиболее оптимальная в плане работы экипажа и установке самого орудия.

Почти сразу последовала реакция наркомата, потребовавшего собрать установочную партию танков, в количестве не менее 20 штук, для фронтовых испытаний к июлю 1943 г. Обозначение танка к этому времени изменили с ИС-4 на ИС-85 (Объект 237). Понятно, что выполнить этот приказ в срок было невозможно, но если танкостроители смогли построить в заданный срок башни и корпуса, то артиллеристы сделать этого не смогли, сорвав план выпуска 85-мм пушек в 1943 г. В целях компенсации нехватки тяжелых танков был начал выпуск КВ-1с с пушкой С-31, переименованный в КВ-85. Спустя чуть больше месяца, 31 июля 1943 г., опытные образцы ИС-85 и КВ-85 были отправлены в Москву для показа высшему руководству страны. Все машины получили одобрение Сталина и 4 сентября 1943 г. постановлением ГОКО № 4043сс их приняли на вооружение РККА.

Серийный танк ИС-85 (позднее переименованного в ИС-1) по компоновке был во многом аналогичен своему предшественнику – тяжелому танку КВ-1с. Корпус ИСа изготовлялся при помощи литья и сварки отдельных листов брони, толщина которых колебалась от 20 до 120 мм, и весил порядка 17500 кг. Конструктивно корпус состоял из носовой части, подбашенной коробки, бортов, кормовых листов, крыши, днища, и поперечных перегородок. В носовой части располагалось отделение управления, где размещался механик-водитель. Для наблюдения за полем боя у него имелось три смотровых прибора (спереди триплекс, по бортам — перископических призменных смотровых прибора типа МК-4, без оборотной призмы). За креслом был вырезан аварийный люк, а по бортам были установлены два топливных бака.

Среднюю часть танка занимало боевое отделение, в котором располагалось три члена экипажа: заряжающий (справа от пушки), наводчик (слева от пушки) и командира танка (за сиденьем наводчика). Здесь также были находился боекомплект, радиостанция, вентилятор боевого отделения, аккумуляторные батареи, обогреватели, часть электрооборудования с вращающимся контактным устройством и часть ЗИПа.

В моторном отделении, находившееся в корме, был установлен дизельный двигатель В-2ИС мощностью 520 л.с., справа от которого находился топливный бак, слева – масляной бак. Над баками размещались масляные радиаторы. В передней части моторного отделения, у моторной перегородки по бортам, были установлены воздухоочистители ВТ-5 типа «Мультициклон». Трансмиссионное отделение и центробежный вентилятор системы охлаждения были отгорожено бронированной переборкой, в которой установлены водяные радиаторы подковообразной формы. В состав трансмиссии входили: главный многодисковый фрикцион сухого трения (сталь по феродо); четырехходовая, четырехступенчатая коробка передач с демультипликатором; два двухступенчатых планетарных механизма поворота и два двухрядных бортовых редуктора.

Башня танка, преимущественно овальной обтекаемой формы, была выполнена литой и имела толщину стенок до 100 мм, крыши – 30 мм. Над местом командира машины была установлена командирская башенка, оснащенная шестью смотровыми щелями с триплексами и перископический смотровой прибор МК-4. Ещё один такой же прибор имелся у заряжающего. Посадка в танк осуществлялась только через башню, для чего в её крыше выполнили два люка. Основное вооружение ИС-85 состояло из установленной в башне 85-мм пушки Д-5Т-85 и спаренного с ней 7,62-мм пулемета ДТ. При стрельбе прямой наводкой из пушки и спаренного с ней пулемета применялись танковый телескопический прицел 10Т-15 и танковый перископический прицел ПТ4-15, для стрельбы с закрытых огневых позиций использовался боковой уровень. В правом борту подбашенной коробки устанавливался курсовой пулемет ДТ, в кормовой нише башни, в шаровой опоре, размещался третий пулемет того же калибра с оптическим прицелом.

Полный боекомплект состоял из 59 унитарных выстрелов, 2520 патронов (40 дисков) к пулеметам ДТ, 25 ручных гранат Ф-1 и 30 сигнальных ракет. Конфигурацию ходовой части ИС-85 заимствовали у КВ. Она состояла из шести сдвоенных катков диаметром 385 мм, установленными на оси кронштейна на двух шарикоподшипниках, между внутренними обоймами которых находилась распорная втулка. Направляющее колесо диаметром 550 мм было взаимозаменяемо с КВ-1 и представляли собой стальную отливку с ребрами жесткости. Ведущее колесо заднего расположения имело два съемных зубчатых венца по 14 зубьев. Каждая гусеница состояла из 86 траков, но в целях экономии массы лента собиралась из 43 траков с гребнем и 43 разъемных (составных) траков без гребня. Ширина трака составляла 650 мм.

Подвеска танка — независимая, торсионная, состояла из двенадцати балансиров и двенадцати торсионов. Радиооборудование танка состояло из радиостанции 10Р или 10РК с 4-метровой антенной. На ходу дальности связи составляла 20-25 км, на месте – 35-40 км. Для внутренней связи использовалось переговорное устройство ТПУ-4-БИС-Ф.

Медленно разворачиваемое серийное производство ИС-85 набрало обороты только к концу 1943 г. Так, за октябрь было выпущено всего 2 танка, в ноябре – 25, а в декабре 1943 и январе 1944 г. – по 40 машин, после чего сборка танков этой модификации была прекращена. Таким образом, общий объём собранных ИС-85 составил 107 экземпляров. Боевое применение первых ИСов оказалось не совсем удачным. Из-за задержек при серийном производстве в кампании 1943 г. танки ИС-85 не участвовали. До февраля 1944 г. в Тульском ТВЛ было сформировано пять тяжелых танковых полков, которые сразу получили звания гвардейских: 58, 8, 13, 1 и 29-й ОГв.ТТП.

Пытаясь сдержать контратаку окруженной группировки генерала Штеммермана (группа армий “Юг”), на помощь которым устремились три немецких танковых дивизии (17-я, «Адольф Гитлер», и 1-я) и 198-я пехотная дивизия, имевшие в своем составе свыше 200 танков, советское командование сосредоточило в районе Корсунь-Шевченковский значительные силы, включая 2-ю танковую армию. В её составе был и 13-й ОГв.ТТП, укомплектованный 21 тяжелым танком ИС-85.

Нанося главный удар в направлении Лисянка – Журжинцы немцы сконцентрировали на этом участке большое количество танков, включая новые Pz.V “Panther”. Прибыв 13 февраля 1944 г. в район Фастов-Белая Церковь полк получил приказ поддержать наступление 109-й тбр, до этого атаковавшей Лисянку “в лоб” и потерявшей несколько Т-34. Примерно в этом же духе прошла и первая атака взвода из пяти ИС-85, буквально расстрелянных немецкими танками и САУ с расстояния 600-800 метров. Бой занял не более 10 минут, в течение которого каждый ИС получил от 3 до 7 прямых попаданий, большинство из которых были сквозными. Два танка полностью сгорели (на одном из них сдетонировал боекомплект), два требовали среднего и один капитального ремонта. Но потеря пяти ИС-85 не была напрасной – на следующий день населенный пункт был взят советскими войсками, которые захватили 16 “пантер”, два Pz.IV и два штурмовых орудия, брошенных немцами без горючего и боеприпасов. Всего в в Корсунь-Шевченковской операции из 42 участвовавших в боевых действиях танков ИС-85 безвозвратно потеряли только три (ещё один – из 8-го ОГв.ТТП). Спустя несколько дней, 4 марта, ИСы из 1 гв.ТТПП впервые встретились с “тиграми”. Произошло это под г. Староконстантинов, где наши танкисты вступили в бой с 503 Pz.Abt. и потеряли подбитыми четыре танка. У немцев один “тигр” получил повреждения ходовой части и ещё к одного танка оказалось простреленным дуло. При повторной встрече 16 марта немцы из засады расстреляли четыре наших танка, не понеся собственных потерь.

Тем временем, 5 марта 1944 г., пятнадцать ИС-85 поддержали атаку 50-й тбр на Умань, потеряв от огня 88-мм зениток Flak 18 пять машин, ещё три вышло из строя по техническим причинам и один танк при переезде моста у д.Полковничье перевернулась и упал в болото вниз башней. Здесь же был зафиксирован уникальный случай пробития нижнего лобового листа корпуса снарядом немецкого противотанкового ружья s.Pz.B.41. После такой интенсивной эксплуатации к 1 мая 1944 г. в 13-м ОГв.ТТП не осталось ни одного боеспособного ИС-85, а к концу года были выбиты и остальные танки. С этого времени их место начали постепенно занимать более совершенные машины, которые известны сейчас под обозначением ИС-2.

Модификации ИС-2 .

В поисках путей улучшения конструкции ИС-2 с февраля 1944 г. начались интенсивные работы по проектированию его новых модификаций, получивших обозначения ИС-3 (Объект 244), ИС-4 и ИС-5 (ИС-100). В первую очередь на этих опытных машинах исследовалась возможность установки более мощных орудий меньшего калибра.

Опытный ИС-3, представлявший собой серийный ИС-1, получил орудие Д-5Т-85БМ с начальной скоростью снаряда 900 м\с с “ломающимся” перископическим прицелом ПТ-8 и рядом изменений в конструкции двигателя и трансмиссии. Ходовые испытания танк выдержал, но на стрельбах выявилась недостаточная прочность ствола, так что ИС-3 остался лишь в виде прототипа.

Танки ИС-4 (Объект 245) и ИС-5 отличались установкой 100-мм орудия С-34 конструкции ЦАКБ, которое имело баллистику морской пушки Б-34. Собственно, отсюда и появилось их второе обозначение ИС-100. Для установки новой артсистемы потребовалось полностью перекомпоновать боевое отделение, чему резко воспротивились военные. Тогда была предпринята попытка установить на танк 100-мм орудие Д-10Т, разработанное КБ завода №9, которое позднее нашло себе применение на самоходке СУ-100.

Опытный образец ИС-4, проходивший государственные полигонные испытания с 12 марта по 6 апреля 1944 г., был возвращен на завод для доработок. Очевидно, С-34 не отвечала предъявляемым к ней требованиям, так как вместо неё на танк установили Д-10Т и внесли ряд более мелких технических изменений. Боекомплект удалось увеличить до 30 выстрелов с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами массой 15,6 кг.

Компоновка танка ИС-5 (Объект 248) была несколько изменена по сравнению с оригиналом. Из-за необходимости размещения наводчика орудия справа на танке применили перевернутую маск-установку. Также на правую сторону была перенесена командирская башенка. В новой башне планировалось использовать механический досылатель и стабилизатор прицела, но установили их только к октябрю. Боекомплект ИС-5 составил 39 выстрелов. Сравнительные испытания обоих образцов провели с 1 по 6 июня 1944 г., причем явными преимуществами обладал ИС-5. Впрочем, но одна из этих машин серийной так и не стала – тогда посчитали, что выпуск тяжелых танков со 100-мм орудием будет непрактичным. В конце 1943 г. был разработан ещё один интересный вариант танка, получившего проектное обозначение ИС-2М. В отличии от серийных ИС-2 эта машина имела очень оригинальную компоновку. Боевое отделение, башня и трансмиссия располагались в кормовой части танка, моторное отделение — в средней, а отделение управления — в передней. Ходовая часть также была спроектирована заново, с использованием опорных катков большого диаметра без поддерживающих роликов. Работу над ИС-2М прервали в начале лета 1944 г., после развертывания проектирования опытных танков ИС-6, а обозначение впоследствии перешло к серийным танкам, прошедшим модернизацию в середине 1950-х гг.

Выпуск танков ИС-2 был прекращен в конце 1945 г., но даже после появления более современных машин его оставили на вооружении. Одной из причин этого шага были многочисленные конструктивные недоработки, преследовавшие танки ИС-3 и ИС-4, что привело к выводу их во вторую линию уже через 10 лет после начала эксплуатации. Вместе с тем было предложено провести модернизацию имеющихся ИС-2, поскольку по своим боевым качествам и эксплуатационной надежности эта машина вполне удовлетворяла требованиям армии. Такое решение ГБТУ приняло в 1957 г., хотя отдельные доработки проводились с 1954 г. На танках установили двигатель В-54К-ИС с электростартером, форсуночным подогревателем НИКС-1, электрическим маслозакачивающим насосом МЗН-2 и воздухоочистителем ВТИ-2 с отсосом пыли из бункеров. Установка нового двигателя влекла за собой изменения системы смазки и охлаждения. Наружные топливные баки включили в систему питания танка так же, как и на танке ИС-3. Была установлена коробка передач с масляным насосом и системой охлаждения масла, введено жесткое крепление ее на задней опоре. Планетарные механизмы поворота стали соединяться с несущими дисками бортовых редукторов с помощью полужесткого соединения. В ходовой части установили новые опорные катки и направляющие колеса с нерегулируемыми подшипниками. В корпусе был установлен усиленный подмоторный постамент и новые опоры КПП. Щелевой прибор механика-водителя заменили на призменный, заимствованный от Т-54. Кроме того, танк оборудовали “Угол” и прибором ночного видения ТВН-2 или БВН. Башня ИС-2 претерпела минимальные изменения. Из неё был удален кормовой пулемет, на месте которого установили дополнительный вентилятор. Был также введен усиленный стопор, как у Т-54, и подъемный механизм пушки со сдающим звеном. Боекомплект теперь составлял 35 выстрелов. Кроме того, танк получил четыре аккумуляторные батареи вместо двух, радиостанцию Р-113, переговорные устройства Р-120, новые крылья с бункерами по типу ИС-3, игравшие роль противокумулятивных экранов, электрозапалы и электросбросы для дымовых шашек БДШ, вторую фару со светомаскировочным устройством, изменили состав и раскладку ЗИПа.

После всех доработок танк получил обозначение ИС-2М и постепенно до этого стандарта были доведены все оставшиеся серийные машины. На базе ИС-2М в 1956-1959 гг. были самоходные стартовые агрегаты 8У-218 (объект 803) для ракетного комплекса оперативно-тактического назначения 8К11 и 2П19 для комплекса 8К14. С этих машин демонтировалась башня и часть танкового оборудования, вместо которого устанавливалась необходимая аппаратура ракетных войск. Масса самоходок уменьшилась до 40 км, а запас хода составил порядка 300 км. Кроме того, много ИС-2 было переоборудовано в БРЭМ, причем на вооружении имелось два варианта, более поздний из которых отличался только установленной командирской башенкой на месте демонтированной главной башни.

Боевое применение.

Боевое применение ИС-2 началось весной 1944 г. в ходе освобождения Правобережной Украины. Здесь приняли боевое крещение 11-й и 72-й ОГвТТП, причем действия второго из них заслужили высокой оценки. В течении 20 апреля – 10 мая танки ИС-2 уничтожили 41 “тигр” и “фердинанд” (возможно, в их число вошли модернизированные средние Pz.IV), а также 3 бронемашины с боеприпасами и 10 ПТО. Собственные потери составили всего 8 машин, причем каждая из них вышла из строя только после нескольких (от 2 до 7) попаданий преимущественно в борт корпуса. Лобовая броня ИС-2, как показала практика, не пробивается бронебойным снарядом 88-мм пушки KwK 36 на дистанциях более 1000 метров. Впоследствии, до конца мая 1944 г., 72-й полк действовал в распоряжении 18-й армии, отбивая вражеские атаки у г.Станислав, а с июня и до конца войны он вошел в состав 4-й танковой армии.

Впервые же познакомиться с новой техникой немцам удалось только в мае 1944 г., когда один из ИСов, поврежденный в бою у населенного пункта Тыргу Фрумос, был захвачен немецкими восками и впоследствии отбуксирован в тыл для осмотра и проведения испытаний. На основании полученных данных генерал-инспектор танковых сил вермахта Г.Гудериан сделал следующий вывод:

«Ни в коем случае нельзя ввязываться в поединок со «Сталиными», не имея подавляющего численного превосходства в боевой силе. Я полагаю, что на каждого «Сталина» должен приходиться взвод «Тигров». Попытки «Тигра» бороться со «Сталиным» один на один могут привести лишь бессмысленной потере боевой машины…

Наиболее успешной представляется следующая тактика борьбы со «Сталиными»: следует окружать их с флангов или с тыла и расстреливать мощным прицельным огнём».

Другими словами, немецким танкистам предлагалось вести борьбу с новыми советскими танками из засад и укрепленных позиций, правда, сделать это удавалось не всегда. В качестве примера можно привести сражение на Сандомирском плацдарме, где немцы предприняли массированное наступление с использованием нового типа танка. Оборонительная операция растянулась на несколько недель, однако именно 13 августа стало одним из самых знаменательных дней в карьере ИС-2. Ранним утром экипажи 71-го ОгвТТП, оснащенные танками ИС-2 первых серий выпуска, успешно поддержали атаку пехотного полка, атаковавшего и захватившего г.Оглендув. Здесь ИС-2 впервые встретились с “королевскими тиграми” (Pz.Kpfw.VIB “Koenigtiger”), подбив один из них. В это время сами немцы предприняли атаку на советские позиции, однако грамотно расположенные советские танки открыли по ним огонь с заранее подготовленных позиций, уничтожив ещё два “тигра”. После этого противник предпочел отступить и перегруппировать оставшиеся силы. Всего, с 14 по 31 августа полк уничтожил по четыре “тигра” и “королевских тигра”, три “пантеры” и одно самоходное 128-мм орудие, не считая прочей подбитой техники. Безвозвратные потери 71-го полка составили 3 танка и ещё 7 были повреждены и нуждались в ремонте.

В процессе боевой эксплуатации, кроме недостаточной прочности брони, много нареканий вызывала артиллерийская система. Непосредственно пушка Д-25 танкистам нравилась, однако её обслуживание и система подачи боеприпасов вызывали совершенно обратные чувства. В условиях боя советскому расчеты требовалось около 20-30 секунд, чтобы перезарядить орудие – за это время та же “пантера” успевала сделать по 6-7 выстрелов, так как её боекомплект состоял из унитарных выстрелов, а у ИС-2 заряжание было раздельным. Кроме того, боекомплект из 26 выстрелов признали недостаточным. Правда, в 1945 г. все эти недостатки отступили на второй план.

По мере оснащения танковых войск новой техникой ИСами укомплектовали 26-й и 27-й ОГвТТП, с мая 1944 г. принявшие участие в боях на Ленинградском фронте. Чуть позже к ним присоединились 3, 15, 31, 32, 35, 64, 75 и 81-й и 76-й ОГвТТП, которые были отправлены в Прибалтику и участвовали в освобождении многих латвийских и эстонских городов. Особо тяжелыми были бои на таллиннском направлении. Так, например, 36-й полк потерял три своих танка сгоревшими и 10 подбитыми, уничтожив за это же время 3 вражеские машины и подавив несколько укрепленных позиций ПТО. Не менее ожесточенным было сражение в Восточной Пруссии, где местность изобилует болотами, реками и прочими естественными преградами, позволяя немцам создать здесь глубоко эшелонированную оборону. Одним из первых всю тяжесть этих боёв вынес 81-й ОГвТТП, наступавший на Кляйн Дрегезен. Закопанные в землю и замаскированные “тигры” стреляли с хорошо пристрелянных позиций, поражая наши танки на расстоянии от 600 до 1200 метров. В серии мелких стычек полк потерял 6 машин, каждая из которых получила от 12 до 18 попаданий, часть из которых были сквозными. Далее, 17-18 октября, 81-й ОГвТТП вел бои в районе местечка Кибартай и города Эйдткунен, в результате которых было уничтожено 3 тяжелых танка, подбито 2 средних, уничтожено 5 противотанковых и 22 артиллерийских орудия, захвачено два «Тигра». Полк потерял сгоревшими два танка ИС-2 и два подбитыми. Спустя двое суток, 20 октября 1944 г., в районе местечка Кибартай и города Эйдткунен произошел ещё один танковый бой, в ходе которого советская сторона потеряла восемь танков (7 сгорели), а немецкая – 3 “тигра” и несколько противотанковых орудий. Столь крупные потери полк понес в результате лобовой атаки хорошо укрепленных немецких позиций с зарытыми в землю танками. До 31 октября общие потери 81-й полка составили 10 танков уничтоженными и 14 подбитыми, из которых 8 удалось восстановить силами полевых ремонтных бригад.

Более успешно действовал 79-й ОГвТТП, державший оборону на реке Нарев и в течении двух суток отбивавших атаки немецких танковых подразделений. Самый ожесточенный бой произошел 14 октября 1944 г., когда ИС-2 были брошены в атаку против численно превосходящего их противника, уничтожив 6 немецких танков при потере двух своих (один сгорел).

Не менее ожесточенными были бои на территории Венгрии, где дислоцировалась очень сильная группировка немецких войск, оснащенная наиболее современным вооружением. Наступавший на Дебрецен 78-й ОГвТТП встретил здесь сильное сопротивление – немцы часто использовали здесь тактику укрепленных опорных пунктов, окапывая танки и устраивая засады. В течении 6 по 31 октября 1944 г. полк уничтожил 6 “тигров”, 30 “пантер”, 10 танков Pz.IV, 1 САУ “Ferdinand”, 24 САУ различного калибра, 109 пушек, 38 БТР, 60 пулеметных точек, 2 склада с боеприпасами и 12 самолетов на аэродроме. Один из наиболее сложных боёв провели ИС-2 у г.Каньяр, где немцы пытались обороняться используя 10 “пантер”. В ходе сражения советская сторона потеряла 3 танка, немецкая – 7. Общие безвозвратные потери полка составили всего два ИС-2, сгоревших от фаустпатронов, и 16 танков отправили на ремонт.

В феврале 1945 г. 81-й ОГвТТП отличился при взятии г.Немериттен, но уже утром 16 февраля экипажи ИСов были вынуждены вступить в неравную схватку с превосходящими силами немцев у г.Кукенен. Главную роль в этом сыграла неправильная оценка командира 144-й сд, который считал, что тяжелые танки обладают достаточно сильной броней и вооружением, чтобы защитить себя самим. В первой же атаке сопровождавшая ИСы пехота заглегла и танкистам пришлось в одиночку вести наступление. В течении первых минут боя полк потерял два танка сгоревшими и два подбитыми, что заставило остальных вернуться и затем снова продолжить атаковать укрепления противника. После нескольких часов кровопролитного сражения командование распорядилось отвести уцелевшие ИС-2 в район Вильмсдорфа.

Намного более успешно в ходе Висло-Одерской операции действовал 80-й ОГвТТП. С 14 по 31 января 1945 г. этот полк уничтожил 19 танков и САУ, 41 орудие, 15 пулеметных точек, 10 минометов и 12 блиндажей противника, не потеряв безвозвратно ни одного собственного танка. Действовавший рядом 33-й ОГвТТП лишился всего трех машин, но в первый же день операции танки сумели прорвать две линии обороны 9-й немецкой армии, продвинувшись за день на 22 км, а к 3 февраля передовые части полка вышли к реке Одер.

Перед Берлинской операцией советское командование сосредоточило на данном направлении значительные силы, включая 7-ю отдельную гвардейскую (104,105 и 106-й танковые полки с ИС-2) и 11-ю тяжелые танковые бригады, 334-й полк (47-я армия), 351-й полк (3-я Ударная армия), 396-й полк — 5-й Ударной Армии, 394-й полк — 8-й Ударной Армии, 362-й и 399-й полки — 1-й Гвардейской Танковой Армии, 347-й — 2-й Гвардейской Танковой Армии (все — 1-й Белорусский фронт), 383-й и 384-й полки — в составе 3-й Гвардейской Танковой Армии (1-й Украинский фронт).

Надобность в самом штурме города сейчас ставится под большое сомнение, но тогда поверженная столица гитлеровской Германии имела большой психологический и политический эффект. Для прорыва немецкой обороны и зачистки городских кварталов применяли штурмовые группы, в составе которых имелась рота тяжелых танков из пяти машин и рота автоматчиков. Некоторые подразделения обладали саперными отделениями и огнеметчиками. Атаковавшие на флангах 105-й и 106-й ОГвТТП понесли тяжелые потери (сгорело 10 и 6 танков соответственно), но в то же время немецкая оборона была прорвана, а советские танкисты смогли уничтожить по два тяжелых танка Pz.VI и Pz.V, два средних танка Pz.IV, пять САУ , 21 полевое орудие, 4 противотанковых орудия, 8 минометов и до 30 пулеметов. Введенные в бой танки 104-го полка совместным наступательным порывом вышли к р.Флисс, где были встречены сконцентрированным огнем ПТО и замаскированных танков. Уцелевшие экипажи отступили и затем приняли участие в боях на Зееловских высотах.

Поскольку новой бронетехники в Берлине было немного главным врагом советских танков стали «: солдаты вермахта и фолькштурма, вооруженные фаустпатронами (Faustpatrone), панцерфаустами (Panzerfaust) и панцершреками (Panzerschreck), а также гранатами и бутылками с горючей смесью. Из более чем 300 уничтоженных танков их жертвами стало около 70%. Зачастую пехоте приходилось защищать свои “подопечные” машины, ведя бои оборонительного характера. В борьбе с гранатометчиками неплохо показали себя зенитные пулеметы ДШК, хотя их задранные вверх (в походном положении) стволы часто цеплялись за все уличные провода, и в некоторых случаях их демонтировали. За время участия в Берлинской операции (с 16 апреля по 2 мая 1945 г.) 7-я ОГвТТБр потеряла 67 танков: 28 сгорело от огня артиллерии и танков, 11 — от фаустов, 28 танков были подбиты, но позже восстановлены. 67-я ОГвТТБр за это же время лишилась от огня артиллерии и танков противника сгоревшими 12 ИС-2, 18 уничтожили “фаустники” и ещё 41 поврежденный танк позднее удалось отремонтировать. В сумме эти бригады уничтожили 53 вражеских танка и САУ, а также 111 орудий.

Более подробно о боевом применении и особенностях эксплуатации можно прочитать в статье «Боевое применение танков ИС в Великой Отечественной Войне».

После войны большая часть ИС-2 оставалась в первом эшелоне не менее 15 лет. После этого ИСы служили только в тыловых подразделениях, где со временем их планировали заменить тяжелыми танками Т-10 и их модификациями. Отслужившие свой век машины отправлялись на склады или использовались в качестве наглядных пособий. Другие отправляли к советско-китайской границе, на Курильские острова и Сахалин, где ИС-2М были частично разукомплектованы и превращены в ДОТы. До настоящего времени ни один из таких ДОТов в рабочем состоянии не сохранился. Тем не менее, сохранившиеся в строю ИС-2М время от времени привлекались к проведению различных полигонных маневров — по всей видимости, последние крупные учения с их участием состоялись в 1982 г. в Одесском ВО. После этого танки поставили на долговременное хранение и затем постепенно стали разделывать на металлолом. По последним данным, ИС-2М, оставшиеся после распада СССР были сняты с вооружения в 1992 г. и окончательно выведены из эксплуатации в 1995 г. Точное количество танков, сохранившихся к этому времени, установить вряд ли возможно, но есть основания полагать, что их оставалось не менее 100.

Что касается остальных стран бывшего СССР, то ИС-2М имелись в них только в качестве памятников или учебных пособий, а вот ближайшие соседи Советского Союза получили немало танков этого типа.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий